РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ХУДОЖЕСТВ
         ФАКУЛЬТЕТ ТЕОРИИ И ИСТОРИИ ИСКУССТВ
ФТИИ > О ФАКУЛЬТЕТЕ > История факультета в лицах Сергей Константинович Исаков

Сергей Константинович ИсаковСергей Константинович Исаков

(1875-1953)

Заведующий кафедрой истории искусств, профессор. Читал курс истории русского искусства.

К. К. Сазонова, доцент
Э. А. Пименов, искусствовед

Совершенно очевидно, что в столь небольшой статье трудно дать хотя бы в общих чертах предсталение о жизни и творческой деятельности Сергея Константиновича Исакова, талантливого скульптора, историка искусств, педагога, музейного работника, одного из значительных деятелей отечественной культуры ХХ в. Знакомство с его деятельностью, со временем не утратившей своей значимости, неизмеримо обогатило бы и расширило представление о русском культурном наследии, о сложности и многообразии жизни искусства первой половины ХХ в.

Сергей Константинович был одним из основателей факультета теории и истории искусств, его деканом и проработал на факультете до конца своих дней. Теперь, спустя десятилетия, в духовной атмосфере, образованной нашей эпохой, деятельность Сергея Константиновича предстает в ином, нежели раньше, свете. Отдельные периоды жзни слелись в общую картину, которую уяснила сама история. В течение всей своей жизни он с поразительной точностью находил принципиальную позицию и в яростной борьбе разноликих, часто разрушительных тенденций художественной жизни принимал строго объективный и критический подход к осмыслению глубинных процессов, происходящих в искусстве и культуре. Его деятельность, протекавшая на переломе эпох, стала живым мостом, перекинутым из предреволюционной эпохи в новый мир.

Сергей Константинович Исаков родился 25 июня 1875 г. в уездном городе Владимирской губернии Вязниках в семье высокообразованных потомственных дворян. В 1898 г. он окончил естественноисторическое отделение физико-математического факультета Московского университета с дипломом первой степени.

К этому времени он — уже вполне сложившийся профессионал, владеющий многими иностранными языками, русским и зарубежным искусством и литературой.

С 1909 г. начинается его педагогическая деятельность. Первые шаги педагогической практики были сделаны в Московском институте Чертовой, затем в Петербурге в Кронштадском реальном училище, в Гатчинском сиротском институте, в бывшем Императорском коммерческом училище и Тенишевском училище. С этого времени его жизненный и творческий путь навсегдабудет связан с Петербургом. Одновременно с педагогической практикой он занимается скульптурой, живописью и историей искусства, пишет статьи об искусстве, о проблемах теории и истории скульптуры, сотрудничает в журнале «Вестник знания».

С 1 июля 1907 г. по октябрь 1918 г. он занимает место штатного помошника хранителя Музея Императорской академии художеств и с 1909 г. — на какое-то время порывает с педагогической практикой, полностью отдаваясь музейно-искусствоведческой и творческой деятельности.

С 1908 г. Сергей Константинович получает чин коллежского асессрора со старшинством, а в 1909 г. произведен в надворные советники, и ему вручается орден Станислава 3 степени.

С 1909 г. он начинает принимать участие на выставках как скульптор-анималист. Его работы привлекают внимание блестящей выдумкой и мастерством исполнения. Остро чувствуя декоративность формы, он, не отступая от жизненной правды, выразительно и метко передает особенности увиденного.

В 1909—1911 гг. выходят два издания «Скульптура из бумаги» с его произведниями. В настоящее время издания не только не утратили своей ценности, но стали еще более актуальными. В представленных произведениях скульптор успешно решает проблему содержания материала с художественной формой и выражения его пластического решения.

Как скульптор и искусствовед Сергей Константинович окончательно сложился в среде своих современников, друзей, талантливых художников и ценителей искусства — А. Н. Бенуа, И. Э. Грабаря, П. П. Кончаловского, И. Д. Шадра, Э. О. Визеля, Л. В. Шервуда, С. Д. Меркурова, И. И. Бродского, М. И. Авилова, Н. С. Самокиша, П. В. Митурича, Б. А. Фогеля, А. А. Рылова и многих других.

Он удачно соединял в своей деятельности талантливого скульптора, историка искусства, педагога, музейного деятеля.

С интересом следит он за творческим развитием современных ему скульпторов, собирает сведения об истории русской скульптуры, о скульптурном классе Академии художеств, пишет статьи, делает доклады, стремясь привлечь внимание художественной общественности к этому интересному разделу русского искусства.

Пребывание Сергея Константиновича в музее Академии художеств оставило в нем заметный след. Он так же, как и главный хранитель Э. О. Визель, много внимания уделял музею слепков, помогал его пополнению, придавал огромное значение экспонированию скульптуры, считая, что скульптура должна иметь отдельное помещение, где ей можно было бы обеспечить правильные условия освещения и постановки.

Им была проведена систематизация и описание коллекций всех отделов музея. В 1915 г. он издает два каталога собраний музея Академии художест — «Русская живопись» и «Русская скульптура».

В ведении Императорской академии художеств были все средние художественные училища страны, такие как Саратовское, Казанское, Пензенское, Харьковское, Одесское и т. д.

Высшее руководство училищами в методическом, художественном и административном отношении принадлежало Императорской академии художетсв. Учебные планы и программы также утверждались Академией художеств. Училищные музеи пополнялись в основном произведениями из фондов музея Императорской академии художеств. Главный хранитель музея Э. О. Визель и его помощник С. К. Исаков ежегодно занимались отбором произведений русских и зарубежных мастеров, а также слепков со скульптурных работ, хранящихся у них в музее, в различные художественные училища для успешного проведения занятий по специальным дисциплинам.

И. Э. Визель, и С. К. Исаков, владея четкими методическими установками, понимали, насколько важно постоянное обращение к опыту больших мастеров. Они также понимали, что анализ лучших образцов искусства может существенно помочь разобраться в принципах живописи, рисунка, композиции, увидеть, как они осуществляются на практике. Таким образом, глубокий анализ отобранных произведений должен помочь профессиональному росту учашихся, повысить вкус, развить способности к более осмысленному творчеству. Эта работа требовала от хранителей музея Академии художеств большого искусства, настойчивости и, естественно, занимала много времени. Но они были убеждены в огромном значении своей деятельности, способствовавшей успешному формированию новых поколений художников.

Очевидно, именно в этот период Эмилем Оскаровиче Визелем и были сделаны беглые односеансные наброски с работающего Сергея Константиновича. Среди этих великолепно сделанных карандашных набросков есть и более законченные графические портреты Сергея Константиновича, где прекрасно переданы его индивидуальные особенности. Надо сказать, что Сергея Константиновича рисовали и писали многие его друзья. Уже значительно позже его большой живописный портрет был создан мужем его любимой племянницы Эльги Александровны Пименовой, ныне профессором, руководителем мастерской факультета живописи Института им. И. Е. Репина Валерием Васильевичем Пименовым.

С ноября 1918 г. Сергей Константинович становится заведующим музейным Подотделом Петроградского отдела музеев и охраны памятников искусства и старины с совмещением должности хранителя музеев бывшей Академии художеств.

В мае 1918 г. Сергей Константинович командируется Академией художеств в города Ярославль, Симбирск, Саратов, Пензу, Екатеринбург для изучения провинциальных художественных музеев, а в июне 1918 г. командируется в город Ораниенбаум для работы в Китайском дворце по устройству музея. В 1922 г. он переходит в Музей революции, где остается работать до 1929 г. хранителем музея. Одновременно он состоит инспектором при Уполнаркомпроса, инструктором по ИЗО при «Вечерней красной газете». С 1922 г. начинает интенсивно работать в периодической прессе («Книга и революция», «Жизнь искусства», «Среди коллекционеров», «Ленинградская правда», «Вечерняя красная», «Красная нива»). В 1928 г. выходит в свет его книга «1908 г. в сатире и карикатуре». В 1929 г. он переходит на службу в Государственный Русский музей заведующим художественным отделом и одновременно ведет педагогическую работу. Сергей Константинович читает различные курсы лекций по истории русского искусства в Государственном университете и в Научно-исследовательском институте искусствознания, присматривается к молодым художникам, пишет о них статьи. Владея блестящим и острым публицистичексим пером, он участвует в качестве художественного критика в ряде современных художественных журналов и газет. Серия его критических статей, помещенных в журнале «Жизнь искусства» за период 1923–30 гг., дает меткую, живую характеристику целому ряду художественных течений в современном искусстве.

Основные интересы Сергея Константиновича были связаны с русским искусством ХVIII—XIX вв., но с большим интересом он всматривался в творчество своих молодых современников и во все процессы обновления, которые совершались тогда в русской живописи, графике и скульптуре. Это было непосредственно и естественно, так как именно в его квартире в Академии художеств происходили встречи молодых художников, поэтов, критиков, друзей его пасынка Льва Бруни: Альтмана, Тырсы, Мендельштама, Митрохина, Клюева, Ростислава Войнова, Пуни, Розанова, Татлина и многих других. Живопись, поэзия, музыка, философия были связаны между собой глубинными связями, происходил обмен осмысления мира. Собиралась молодежь в мастерской Бруни в большой комнате с окном на угол 4 линии Васильевского острова и набережной Невы. Н. Н. Пунин вспоминает: «Квартира номер 5 находилась в деламотовском здании Академии художеств и принадлежала помощнику хранителя академического музея С. К. Исакову. Л. А. Бруни приходился ему пасынком, мать Бруни, урожденная Соколова, была в родстве с Брюлловым. Петр Петрович Соколов приходился прадедушкой А. Л. Бруни. Таким образом, Бруни, тот, у которого мы собирались, наследовал акдемизм Брюллова и Ф. Бруни и реалистическое искусство Петра Соколова, одного из наиболее тонких и живых художников ХIХ в. Предком Соколовым Бруни гордился, его акварели висели у него в мастеской; «Помпеей» и «Медным змием» постоянно попрекал его Митурич. Он жил у Бруни, одно время они работали учениками у Самокиша, профессора Академии"1.

На этих встречах в квартире С. К. Исакова искусство служило почвой для философских разышлений. Это был взволнованный разговор, проникнутый духом поиска истины представителей наиболее талантивых русских деятелей, предчувствующих и отразивших с небывалой силой переломы истории, когда в муках рождался новый мир.

В 1932 г. Сергей Константинович оставляет работу в Руском музее и принимает место директора Института ИЗО при Государственной академии искусствоведения. С лета 1934 г. работает директором музея Всероссийской акдемии художеств и директором Научно-исследовательского института живописи, скульпутуры и графики Всероссийской академии художеств. Одновременно он заведует кафедрой русского и советского искусства в Институте живопии, скульльптуры и архитектуры Всероссийской академии художеств и в качестве профессора читает курс лекций по русскому искусству. Бывшая студентка факультета, ныне извествный ученый-искусствовед, профессор факультета теории и истории искусства Цицилия Генриховна Нессельштраус вспоминает: «Надо сказать, что за редким исключением уровень преподавания на факультете был очень высоким и многих из наших учителей хочется вспомнить добрым словом… На кафедре русского искусства блистал Сергей Константинович Исаков, обладавший удивительной способностью ввести слушателей в атчосферу художественной жизни прошлого, лекции его были полны интереснейших подробностей из жизни художников, обстоятельств создания произведений. Обладая несомненным дарованием, Сергей Константинович читал ярко и увлекательно"2.

Перед самым началом войны факультет теории и истории искусства отмечал свой первый юбилей. Ц. Г. Нессельштраус вспоминает: «Он был не совсем законным — отмечали пять лет не со дня открытия факультета, а с момента появления в конце 1936 г. подготовительного отделения. Юбилей отмечался в самом начале 1941 г. по-домашнему. Студенты старшего курса и преподаватели собрались в квартире на улице Жуковского, где я жила с родителями. Наш поэт Володя Ломовцев читал стихи, посвященные факультету, М. К. Каргер прочитал севернуюсказку «Про кота Василия и мышку Степанидку», кто-то пел и играл на рояле, а С. К. Исаков лепил из папиросной бумаги удивительно живых зверушек. Это был наш последний довоенный праздник"3.

Лето 1941 г. ничто не предвещало грозных событий, как вдруг 22 июня была объявлена война, изменившая мирный ритм жизни. Уже в конце июля, августе было опасно ходить по улицам города, бомбежки, артиллерийские обстрелы грохотали то в одном районе, то в другом. Семья Сергей Константиновича приняла решение никуда не уезжать. В Академии художеств в октябре начались занятия. Была занят работой и его жена Мария Мартыновна Кео — биолог, педагог, научный сотрудник Ленинградского государственного университета. В конце сентября немцы подошли к пригородам города. Началась блокада. Давно не было в Ленинграде таких лютых морозов.

Холод и голод уносил сотнями горожан. Многочисленная семья Сергея Константиновича, где были дети, стойко переносила ужасы блокадной зимы. В феврале 1942 г. Академия художеств собралась в эвакуацию. Ехали через Ладогу по Дороге жизни на большую землю. На станции Жихарево погрузились в вагоны и двинулись в дальний путь через Урал, Среднюю Азию в Самарканд. В эвакуации в Сарканде Сергей Константинович был какое-то время деканом факультета теории и истории искусств.
В январе 1944 г. Всероссийская Академия художеств выехала в Загорск, а летом 1945 г. вернулась в Ленинград, началась мирная трудовая жизнь.

Более чем полувековой творческий путь С. К. Исаков характерен поисками в самых различных областях — научной, педагогической и музейной. За эти годы им написано большое количество исследований по различным вопросам русского искусства. Наиболее значительные из них посвящены выдающимся русским скульптором Ф. Шубину, М. И. Козловскому, В. И. Демут-Малиновскому. Это были первые монографии, где серьезно и детально исследовалось творчество талантливых русских скульпторов. Монография «Федот Шубин» была издана в 1938 г. Сергей Константинович провел серьёзную исследовательскую работу, в ходе которой был собран и изучен обширнейший материал. В монографии впервые приведен список произведений скульптора.

На основании многочисленных архивных документов Сергей Константинович сумел определить авторство Шубина относительно некоторых скульптурных произведений, приписываемых другим мастерам. Однако С. К. Исаков в своей книге справедливо замечает: «Тот перечень работ Шубина, который приведен во второй части книги, далеко не охватывает всего, что было сделано Шубиным за рассматриваемый период. Область скульптуры настолько слабо изучена у нас, что мы далеко еще н вышли из периода всякого рода находок и открытий"4.

К исследованию творчества Ф. Шубина С. К. Исаков обращался и после выхода монографии 1938 г. Эта тема была очень близка и глубоко интересовала его. Следует отдать должное серьезности и настойчивости, с какой Сергей Константинович изучал обширные архивные и исторические источники, касающиеся творчества скульптора. В итоге им было написано уже в конце жизни еще одно исследование о Ф. Шубине, более полное и основательное, но, к сожалению, оно не было опубликовано и осталось в рукописи. В рукописи остались и основные исследования Сергея Константиновича — монографии «М. И. Козловский», «В. И. Демут-Малиновский», «О. А. Кипренский», он не успел их опубликовать.

Сергей Константинович шел в искусстве своим путем, оставаясь до конца верным реалистической традиции. Поиски своего пути дались ему нелегко и не всегда проходили безболезненно. Ведь творчсекая, исследовательская, педагогичсекая, музейная, общественная деятельность Сергея Константиновича Исакова проходила в непростой обстановке формирования и развития современного искусства и современной художественной школы. Однако его деятельная любовь к искусству, педагогичексой практике принесли свои плоды и во многом повлияли на художественную жизнь сраны. До сего времени с его научными трудами знакомятся искусствоведы, а воспитанные им поколения историков искусства, музейных работников можно встретить в институтах, музеях и картинных галереях страны.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Пунин Н. Н. Квартира № 5. (Глава из воспоминаний)/ Предисл., публ.и примеч. И. Н. Пунин// Панорама искусств. № 12 1989 с.181
  2. Нессельштраус Ц. Г. Из истории факультета // Факультет теории и истории искусств 1937–1997. СПб, 1998 с.9–10
  3. там же с.11
  4. Исаков С. К. Федот Шубин. М., 1938 с. 46
  5. Исаков С. К. Архив НБА РАХ. Ф 7. Оп.4. Ед. хр.100.

Сборник статей "Факультет теории и истории искуссств 1937-1997". Составитель и научный редактор профессор Г.Н. Павлов, рецензенты профессор В.А. Леняшин, профессор В.И. Раздольская. часть II, 2002 год.

 
ФАКУЛЬТЕТ ТЕОРИИ И ИСТОРИИ ИСКУССТВ Адрес
г.Санкт-Петербург, Университетская наб.,д,17 (м. Василеостровская)
Тел: (812) 323-67-77, (812) 323-29-63
Факс: (812) 328-79-18
© Дизайн Михаила Швецкого
2010